Сергей Левит: «В рай насильно не тянут»

06.06.12 10:00

Мода на тренинги личностного роста не торопясь добралась до Саратова. Организаций, тренеров и психологов, предлагающих свою посильную помощь, если вдруг личностное развитие пошло, как писал Высоцкий, «не по спирали, а вкривь и вкось, вразнос, наперерез», нынче превеликое множество. Saratov.ru, наученный горьким опытом москвичей, обратился к психотерапевту Сергею Левиту с просьбой разъяснить, как отличить полезное от вредоносного, а терапевтическое от шарлатанского.

levit_1.jpg

Справка

Сергей Валерьевич Левит — врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, руководитель Саратовского филиала клуба «КРОСС», ведущий семинаров и лекций

— Сергей Валерьевич, в фильме «Анализируй это» на примере мафиозного клана очень наглядно показано отношение косного, глубоко консервативного общества к психотерапии как науке. Еще десять лет назад большинство наших сограждан были убеждены, что к «мозгоправам» обращаются только те, кому некуда девать деньги. Сегодня записаться на прием к специалисту — обыкновенное дело, а пройти тренинг личностного роста — сам бог велел. Как вы сами считаете, с чем связан такой скачок — от полного неприятия психотерапии до повсеместного к ней обращения?

— Потребность в том, чтобы тебя выслушали, была и раньше, но тогда ходили в церковь. В коммунистические времена подобные беседы велись между собой на кухне. Сейчас люди сидят не на кухне, а в интернете или идут на тренинги личностного роста, чтобы их выслушали профессионально. Многие обращаются за четким советом, хотя современная психотерапия ответов не дает, а задает вопросы. Вопросы, на которые ответы нужно искать самостоятельно. Есть выражение: «Квалификация психотерапевта обратно пропорциональна количеству даваемых им советов». И это, пожалуй, очень важный момент при выборе тренинга — дают ли тебе готовые рецепты или стимулируют процесс мышления.

— Готовые рецепты и мгновенные, волшебные изменения русский человек любит в силу своей ментальности — весь фольклор со скатертями-самобранками и самоходными печками тому доказательство. Сейчас на волне популярности психотерапии даже появились такие странные «специалисты», как парапсихологи или психологи-экстрасенсы…

— Если я сейчас возьму бубен и наряжусь в шкуры, у моего кабинета моментально выстроится очередь. Действительно, люди зачастую просят волшебную таблетку или гипноз. Такие методы гораздо популярнее, чем разговорная психотерапия, потому как тебе надо только лечь на кушетку — над тобой «поколдуют», ты придешь в себя, и твоя жизнь изменится. Еще популярнее лечение по фотографии — тогда вообще ходить никуда не требуется. А тому, кто ее принес, и себя-то исправлять не надо — исправлять других проще и легче.

— А у вас часто просят волшебную таблетку?

— Постоянно. «Волшебные» таблетки мы, конечно, тоже назначаем, но без изменения отношения к самому себе, к людям и труду невроз не вылечить. Некоторые клиенты ходят до определенного этапа, а когда дело доходит до того, чтобы самостоятельно что-то менять, исчезают из поля зрения.

— Каково ваше личное определение тренинга личностного роста?

— Это тренировка основных психических процессов — мышления, памяти, воли, воображения, эмоций, речи, а также духовной составляющей личности. И еще — избавление от «завалов», комплексов, мешающих развитию.

— Для улучшения качества жизни каждому не хватает чего-то своего — у кого-то хромают взаимоотношения с родными, кому-то не хватает денег, кто-то не может построить семью. Тогда не очень понятно – как подобные тренинги могут помочь сразу всем?

— Существуют универсальные законы природы и психологии. Например, есть закон роста и развития. Посмотрите, в лесу деревья и растения разных пород: дубы, березы, кустарники, грибы. Все они разные, но все они растут вверх. И люди приходят с разными проблемами, но, по большому счету, корень всех проблем один: человеку положено вырасти до определенной высоты — до себя, — а он не дорос. Это все равно, что залезть под стол и сидеть там сутулым, горбатым и недовольным жизнью. Задача ТЛР — снять препятствия, мешающие дорасти до самого себя, и помочь человеку осознать направление, куда конкретно ему стоит тянуться.

— В Москве подобные тренинги дискредитировали себя из-за огромного количества шарлатанов. В Саратове ТЛР сейчас на волне популярности. Как определить обывателю, какой тренинг вредоносен, а какой полезен?

— Сейчас есть возможность почитать отзывы о конкретных тренингах в интернете. Обязательно узнайте, кто ведет тренинг. Желательно, чтобы ведущий был психологом или психотерапевтом — все же это значительный фильтр: тот, кто получил медицинское образование, давал клятву «не навреди». Так или иначе, его обучали профессора, а совсем идиотов до получения диплома не допускают. С другой стороны, талантливо провести тренинг может человек и без специального образования — психологического и медицинского, и тогда надо просто сходить и посмотреть. Ваше самочувствие все подскажет.

levit_2.jpg

— То есть, если у ведущего нет специального образования, но мне все нравится, стоит оставаться?

— Конечно. Обычно интуиция не молчит. Если что-то смущает, не стоит это «что-то» вытеснять. Что может смущать? Излишняя навязчивость, требование оплаты вперед, подписание бумаг о неразглашении и т.д.

— Кстати, требование подписать бумаги о неразглашении — практика довольно распространенная…

— Согласно Конституции, подписание таких бумаг незаконно. То, за что вы платите, не является коммерческой тайной, а значит, от вас что-то скрывают. Это врач не должен разглашать того, что узнает — есть такое понятие, как врачебная тайна, а участник тренинга вполне имеет право на «голос». Или он в террористической группировке состоит?

— Как показывает практика, тренеры используют одну из двух поведенческих моделей. Первая — «тактичная», при которой с участником ТЛР ведут себя предельно аккуратно. Вторая — «агрессивная», когда нормой является безапелляционное вторжение в личное пространство участника без предупреждений и вопросов. Какая модель, по-вашему, имеет право на жизнь?

— Думаю, сочетание двух этих методов. Все должно быть в меру. Психотерапевт по ходу своей работы может и обязан сделать больно: у человека в душе есть нарыв, гнойник, и его надо вскрыть. Здесь я завидую хирургам, которые могут обезболить пациента. Психотерапевт, к сожалению, обезболить не может. Но я знаю, где и как «разрезать», чтобы не убить и чтобы человеку стало легче. Поэтому, безусловно, «болевые» моменты должны присутствовать, но надо знать, когда и где им есть место. Если просто махать «психологическим скальпелем» на тренинге, можно и «зарезать».

— Если тренер придерживается «агрессивной» тактики, должен ли участник знать об этом заранее?

— Пожалуй, да. Если на тренинге есть процедуры из арсенала шоковой терапии, необходимо настроить его на то, что будет происходить.

— Подобные методы, вводящие участников в состояние шока и ступора, действительно так действенны?

— Встряска, безусловно, приносит свои плоды. Иногда необходимо выбить человека из тягомотного состояния. Не зря существуют экстремальные типы лечения депрессии, например, когда заживо хоронят тех, кому белый свет не мил: собираются, выкапывают яму, кладут в ящик больного, протягивают шланг для дыхания и закапывают. А когда выкапывают, пациент уже радуется и солнышку, и ветерку. Есть и более простые модификации этого способа — завязать глаза плотной тканью и проходить с ней какое-то время. Встряска? Еще какая. Только нужно предупреждать, в чем ее суть.

— Кто-то категорически не советует приходить на тренинги с родственниками. Кто-то, напротив, всячески призывает устроить «семейный поход». Где правда?

— Если тренинг проходит в форме лекции и вы сами не собираетесь поднимать свою проблему, а просто впитываете полезную информацию, то почему бы не привести родственников? Если же на тренинге вы хотите открыто обсудить ситуацию в семье, то, возможно, присутствие ее членов помешает вашей откровенности. Возможно, имеет смысл пройти часть тренинга по отдельности. Здесь, как и в семейной психотерапии, не всегда нужно одновременно беседовать со всеми членами семьи. Необходимость в этом появится позже, всему свое время.

— Еще говорят, что на ТЛР нельзя идти от скуки. Мол, должно «припереть», должна появиться необходимость…

— На мой взгляд, скука — уже показатель необходимости. Лучше от скуки пойти на тренинг, чем в бар. В конце концов, на тренинге человек получит порцию эндорфинчиков, и скука уйдет.

levit_3.JPG

— Если благодаря тренингу человек быстро растет, то вот его окружение — семья, друзья, коллеги — остается на том же уровне. Кроется ли в этом опасность? Ведь может оказаться, что теперь-то все вокруг ему не чета?

— Все может поменяться — и круг знакомств, и ближайшее окружение, семья может распасться. С другой стороны, зачем такая семья и такой круг, которые тянут вниз? А бывает и так, что перемены в одном человеке приводят к переменам в других — и семья становится лучше, качественно другой.

— Опять же, должен ли человек заранее знать о возможных переменах?

— Безусловно. Например, когда ко мне на прием приходит семейная пара, я предупреждаю: «Не могу вам гарантировать, что в ходе нашей работы сохранится ваша семья».

— После этих слов многие уходят?

— Никто. Я говорю, что могу гарантировать сохранение чувства собственного достоинства моего клиента, но на этом гарантии заканчиваются. Надо понимать, что успех психотерапии примерно на 70% зависит от пациента и на 30% — от врача. Поэтому гарантии стопроцентного успеха тоже должны насторожить. Никто не в силах их дать, только Господь Бог.

— Что, по вашему мнению, эффективнее — ТЛР или индивидуальные занятия?

— Сочетание. Первые встречи со специалистом должны проходить в индивидуальном порядке. Разговор с психотерапевтом — своего рода исповедь, а исповедоваться прилюдно тяжело. Групповые занятия полезны тем, что у большинства людей есть проблемы в общении: много негативных ожиданий от окружающих — ждут гадостей, осуждения. А группа — та среда, где человек может безопасно общаться. В группе быстрее меняются взгляды на людей, на мир, на жизнь. При индивидуальных беседах этот процесс может затянуться. Групповая терапия, безусловно, более эффективна и занимает меньше времени, но начинать стоит с индивидуальной.

— Пелевин в повести «Созерцатель тени» интересно описывает московских топ-менеджеров, приехавших в восточную Индию для прохождения ТЛР: «…главная проблема высокоуглеродистых пацанов с мотивацией — она появлялась у них только на время тренинга, когда надо было регулярно отчитываться на плацу о проделанной работе, а потом пропадала, и они превращались в ту же субстанцию, какой были раньше, только с дырочками от вилки». Понятно, что воодушевление после тренинга когда-нибудь исчезает. Так вот как быстро? И есть ли опасность стать зависимым от ТЛР?

— Давайте определимся: с чем связано ощущение воодушевления от тренинга? С тем, что человек узнает нечто новое, ему интересно, и в кровь выбрасываются гормоны счастья — эндорфины. (Кстати, они выбрасываются и у тренера, так что я тоже «подсаживаюсь» на проведение тренингов (смеется).) Воодушевление будет действовать ровно столько, сколько в крови будут циркулировать эндорфины. По моим наблюдениям, подъем держится в течение суток. Потом, конечно, воодушевление пройдет. Но какова задача тренингов и психотерапии? Чтобы человек сам научился создавать себе интересные дела и сам стал источником своих эндорфинов. Если он не готов заработать их своим творческим трудом, то ведь проще заплатить деньги, прийти, чтобы тебя развлекли, и снова пребывать в воодушевлении. Почему, например, у нас так любят трансовые техники? Гипноз — метод очень эффектный, но не эффективный. Существует даже «пустой» гипноз, при котором человека погружают в состояние транса и не производят над ним никаких манипуляций. Лежит он себе, а у него эндорфины вырабатываются. Появляется общее ощущение расслабленности, погруженности в себя, но при этом характер и личность человека не меняются. Потом действие от «пустого» гипноза пройдет, человеку снова станет плохо, он снова вернется, заплатит и попросит новую «дозу». Это устраивает и врачей, и самого пациента.

— Вы сами гипнозом пользуетесь?

— Да.

— И в каких случаях?

— «Гипноз» — слово эффектное, сразу вызывает массу ассоциаций. Наверняка, представляется зомбирование или «задеревеневший» человек на спинках стульев в цирке. Но есть синоним этого слова — транс. Транс или гипноз — это состояние повышенной сосредоточенности на чем-либо. Причем, в состояние транса мы впадаем регулярно и самостоятельно. Считается, что примерно каждый час каждый человек минут на десять уходит в транс. Как перезагрузка в компьютере — чтобы файлы расставились по своим местам. Простой пример: вы читаете книгу или смотрите фильм и полностью «уходите» туда. Ваши уши слышат, что происходит вокруг, но сознание не воспринимает ничего кроме объекта внимания. Или, положим, идете по улице, вспоминаете прошлое, думаете о будущем и перестаете жить «здесь и сейчас» (кстати, так нередко и травмы получают – не замечают машин и падающих сосулек). Некоторые используют транс, чтобы вызвать у себя депрессию: начни думать о какой-то гадости, уйди в себя, а выйдешь весь разбитый, со слезами на глазах. Поэтому состояние транса — естественное.

levit_4.jpg

Еще существует понятие лечебного транса. Для глубокого гипноза есть медицинские показания, когда, например, нужно «вырезать» глубокую психологическую опухоль. Я не сторонник длительных курсов, потому что человек действительно на это «подсаживается», ему не надо ничего менять, он просто получает свою порцию удовольствия и уходит. Но, по большому счету, любая сосредоточенная деятельность для психотерапевта представляет собой вариант транса, поэтому те или иные варианты гипноза используются повсеместно.

— Должно ли насторожить, если тренинги делятся на ступени — «основной», «продвинутый», «лидерский», VIP и прочие?

— Нет. Но опять должны работать интуиция и разум. Манипуляции и шантаж с личностным ростом не совместимы, и если чувствуете принуждение — уходите. Первый признак секты — легко войти и трудно выйти. Из нормальных психотерапевтических групп вы сможете уйти тогда, когда вам удобно. И если вернетесь обратно через год или пять, вам будут рады и даже не спросят, где вы были. Ощущения ярма на шее, диктата и контроля за вами, вашей жизнью быть не должно. В рай насильно не тянут.

— По вашим наблюдениям, есть ли какая-то категория людей, на тренингах «растущая» быстрее других?

— Встречаются пациенты, которые, что называется, дошли до края своих мучений. Они уже упали на дно ямы страданий и дальше падать просто некуда. Они не надеются на чудо-таблетки и чудо-препараты. Они прошли кучу врачей и понимают, что, только начав менять свою жизнь, можно чего-то добиться. Вот их уговаривать менять себя не надо. Такие люди очень быстро впитывают идеи личностного роста и тут же их реализуют, потому как времени раскачиваться у них нет. Таких пациентов мало, но успехи их потрясающи. Буквально неделя-две — и человека не узнать: он круто меняет работу, имидж, и, кстати, семьи не распадаются, потому что когда члены семьи видят, что, например, у депрессивной женщины загораются глаза, они поддерживают ее рост и даже сами иногда приходят за рекомендациями. Но, к сожалению, чтобы взяться за себя, человеку должно стать очень плохо. Иногда даже психотерапевт должен сделать так, чтобы ему побыстрее стало хуже, убить надежду, что «все перемелется, устаканится», если он не изменит себя.

— А нет опасности, что вот убьете надежду — и человек вообще из депрессии не выйдет?

— Мы убиваем надежду не на развитие, а на пассивное отношение к своим проблемам. Как в журнале «Крокодил»: «Месяц слушаю гимнастику по радио, не похудела ни на грамм». Вот на это надежду надо убить. Под лежачий камень вода не течет. Меня очень вдохновляет фраза кого-то из великих: «Наши возможности ограничены нашими желаниями».

— Когда человеку должно стать понятно, что он личностно вырос, и, вообще, может ли такой момент наступить?

— Есть объективные критерии роста, например, увеличение зарплаты, физические достижения, карьерный рост. Например, если вы поднимались на третий этаж с одышкой, а через шесть месяцев бежите 20 км — признак личностного роста на лицо, вы окрепли физически и морально. Желательно измерять то, что вы делаете. Я рекомендую вести ежедневный дневник и записывать там то, что происходит с вами в течение дня. В конце каждой записи ставьте прожитому дню оценку — «хорошо», «отлично», «удовлетворительно», «так себе», «ужасно», «очень плохо». Так вы можете видеть, как меняется настроение. Если на протяжении длительного времени ваше настроение стабильно хорошее, это тоже признак личностного роста. Как говорил римский император и философ Марк Аврелий: «Жизнь — штука легкая. Если жить тяжело, ты живешь неправильно». И еще одна мудрость: «У каждого из нас есть врата перемен, но они открываются только изнутри». А в заключение — стихотворение «Мои пороки», которое я написал, когда начал свою «душевную перестройку»:

Я их не звал, не привечал вином и хлебом.
Я их не знал, не замечал под этим небом.
Но поселились и сосут неспешно соки,
Опустошают мой сосуд мои пороки!
Подушку мне взбивает лень и стелет простынь.
Проходят мимо ночь и день легко и просто.
А в них - такая пустота! Вовек и ныне!
Как вакуум белого листа мое унынье.
А развлечение одно — пустые споры.
Кино, вино и домино. И разговоры...
А трусость — двери на запор от зимней стужи.
Газ заменяет мне костер — горит не хуже.
Могу супы разогревать, варить пельмени…
Могу я все это взорвать, к едрене-фене!
И обгоревшим побрести, без лишней ноши.
Есть первый шаг в любом пути. Давай, хороший!  


Теги: психология, тренинг, психотерапевт




КОММЕНТАРИИ
 
 Авторизуйтесь через соц.сеть, если хотите оставить комментарий (регистрация не требуется). КОММЕНТАРИИ:

Пока комментариев нет. Хотите быть первым?
 
 
 

saratov.ru Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-46607 от 16.09.2011 г.
При полном или частичном копировании материалов ссылка на сайт обязательна.

Яндекс цитирования  Статистика посещений портала Saratov.ru
#