Театр осознанного зрителя

11.03.12 11:27

Среднестатистическому театралу при связке слов «Саратов» и «театр» в голову, как правило, приходят мысли о театре оперы и балета, театре драмы им. Слонова или ТЮЗе. Эти гиганты уже давно радуют зрителя своими постановками. Однако в последнее время все чаще на слуху появляется «Свободный театр». То летней ночью артисты в костюмах приглашают зрителей на спектакль прямо на улице города, то органично вписываются в репертуар интерактивного шоу «Арт-ликбез». Saratov.ru встретился с Ией Воробьевой, режиссером-постановщиком театра, и узнал, как живется «Свободному», кто его зритель и почему природа сильнее актера.

Ия Воробьева, режиссер-постановщик «Свободного театра»

По документам народный театр драмы при Дворце культуры «Россия» существует уже пятьдесят с лишним лет. Коллективу с названием «Свободный театр» около пятнадцати лет. На момент его возникновения режиссером была моя мама – Наталья Алексеевна Иванова, а я была помощником режиссера. Потом Наталья Алексеевна передала мне театр по наследству. 

Название «Свободный театр» стало компромиссом между двумя жанрами. Дело в том, что я пришла вместе со своими ребятами, а у мамы уже был свой коллектив. Жанр Натальи Алексеевны был скорее классический, а меня все время тянуло на абсурд. Вот мы смешались, и что-то надо было с этим делать. Год просуществовали «как попало» под названием народного театра драмы. Решение пришло с постановкой «Пикника» Фернандо Аррабаля. Во вступлении к пьесе автор произносит фразу о том, что театр должен быть свободным от штампов, предрассудков и политики. С тех пор мы решили, что «свободный» – самое компромиссное название из возможного. Так мы и стали свободным. 

С тех пор как я стала режиссером, у нас было много попыток переименоваться. Сейчас мы уже наметили «переназвание», планируем стать театром-студией «Белая ворона». 
ОООО или бред Николая Васильевича
Меня мама недавно спросила: «Ия, какой жанр у твоего театра?» (она упорно нас не хочет называть драматическим). А театр у нас сейчас получается синтетический: мы занимаемся театром пластики, скорее даже телесными ассоциациями – буто и контактной импровизацией, скоро поставим спектакль с мультиками – тоже ни под какой формат не подгонишь. Идет постоянное смешение, нам скучно в каком-то одном жанре. Но мы придумываем свой. 

Сейчас в труппе «Свободного» 18 человек, не считая моих детей, которые тоже участвуют в спектаклях. Обычно ребята приходят, обучившись актерскому мастерству в нашей же театральной школе «Образ». Вообще, интерес к ней проявляют по большей части три типа людей: театралы, одинокие и неопределившиеся люди. С первыми все понятно, а вот вторые не ставят себе никаких целей, просто пытаются заполнить внутреннюю пустоту. Похоже, у них это получается, и они остаются в школе. У нас есть один мужчина, который уже два года учится и не хочет никуда уходить. Отучился целый год, остался еще на один, намеревается и третий учиться. Ходит на все наши спектакли, снимает их на камеру. В любом возрасте можно найти что-то, чем можно себя наполнить. Еще есть много подростков, которые не знают чего хотеть. Они просто остаются, потому что им нравятся люди. До театра еще далеко, но происходящее нравится: смешно, весело, как-то все шевелятся, что-то делают все время по-разному. 
Тарковский
Осознанно приходит не так много людей, нацеленных на дальнейшее поступление в профильное учебное заведение. Некоторые действительно появляются с голубыми мечтами, но для этого надо очень много работать и стараться, а вот с этим у молодежи легкий напряг. Хотеть можно сколько угодно, а вот работать уже сложнее. Но они молодцы: есть примеры, когда поступали, к примеру, в консерваторию.

Профессия актера пригождается и вне театра. К примеру, ребята закончили курсы, поработали в «Свободном», а потом уехали в Москву, устроились там на работу, не имеющую отношения к театру. И почти для всех главным плюсом при трудоустройстве было то, что они закончили курсы актерского мастерства. Даже при устройстве медика работодатель обратил на это внимание.

Иногда приходят крайне замкнутые люди, с ними первое время бывает даже всему коллективу неприятно работать, а потом они раскрываются, и все восхищаются тем, что происходит с человеком. 

Для тех, кто остается, театр становится большой семьей. У нас даже четыре семьи образовалось. Гамлет вот на Офелии женился, родили маленького «Гамлетенка». 

Зрители «Свободного театра» – в основном студенты. Как правило, люди находят нас в сети, через «вконтакт»-рассылку – а пользуется ей, как правило, молодежь, – или по сарафанному радио. Есть и взрослые люди, среди постоянных посетителей даже бабушки есть. 
Пикник
Спектакли проходят не только в ДК. Прошлым летом «Сумасшедший чердак» играли на Московской/Соборной, где находится наша школа. Мы тогда ночные спектакли устроили из-за жары, начинали в 22:00 и допоздна. Работали во дворце профсоюзов на Вольской/Сакко и Ванцетти. Лет десять назад играли спектакль «Любовь к одному апельсину» прямо в парке Липки. «Пикник» Фернандо Аррабаля ставили в поселке Сокол на улице. Два спектакля, «Гамлет» и «Пикник», провели в музее Кузнецова. На улице, в садике у них там. На турбазе «Авангард» у нас было два спектакля под открытым небом. «Старуху» играли в уличном кафе, ветер очень красиво декорации оживлял – ткани развевал. «Гамлета» там же чуть ли не на пляже ставили. Очень здорово было. Работать на улице – самое приятное. Единственное «но» – ни в коем случае нельзя днем играть. У зрителя внимание рассеивается, ведь природа сильнее, чем актер: ветер, птички, трава отвлекают зрителя. А в темноте концентрировать внимание можно фонарями, показывая, куда надо смотреть. Вообще театральное время – ночное. Как-то майской ночью в усадьбе Островского в Щелыково мы играли «Любовь к одному апельсину». Было холодно, и во время спектакля пошел снег. Мы накрыли все «галогенки» и продолжили работать. Зрители стоят в одеяла закутанные, а актеры в сеточке из мешковины, и от них пар валит. Это хорошо было видно в темноте. 

«Минусы» у нашего театра не эксклюзивные, все те же, что и у всех – финансовые. Декорации и костюмы мы и так сами делаем. Редко за помощью обращаемся. А вот из «плюсов» радует то, что к нам никого силком не приводят. Знаете, хуже «массового» школьника зрителя не бывает. Их же насильно ведут. Вот пришел самостоятельно ребенок, потому что захотел, и получил удовольствие, а когда их в обязательном порядке «приглашают», это вызывает отторжение. Надо, чтобы зритель осознанно приходил.

Фотографии: Надежда Миронова (1), Юлия Безверхова (2-4 и галерея)

Теги: театр, интервью, Ия Воробьева, культура, искусство




КОММЕНТАРИИ
 
 Авторизуйтесь через соц.сеть, если хотите оставить комментарий (регистрация не требуется). КОММЕНТАРИИ:

Пока комментариев нет. Хотите быть первым?
 
 
 

saratov.ru Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-46607 от 16.09.2011 г.
При полном или частичном копировании материалов ссылка на сайт обязательна.

Яндекс цитирования  Статистика посещений портала Saratov.ru