Взгляд сверху

26.02.13 10:46

Адреналиновая ломка, страсть к созданию прекрасных ночных фотографий, романтика одиночества, смекалка и любовь к тени. Разные желания разных людей. И всех объединяет то, что мы привыкли считать обыденным, то, в чем не можем увидеть особый смысл,  крыши.

Опасность и Адреналин
руферы 3.jpg

Ивану сейчас 26. Выбрит гладко, небольшая полоска волос остается на подбородке. В народе такую стрижку называют «козлиной бородкой». Одевается свободно — потертые узкие джинсы, популярные в молодежной среде, приталенная рубашка в клетку. В жизни себя не нашел, постепенно смирился с обычной офисной работой в банке. Неплохая ежемесячная зарплата позволяет заниматься любимыми вещами исключительно в режиме «после семи вечера». В списке увлечений совсем немного действий — рыбалка и разновидность экстремального туризма. Иван обожает крыши, и страсть перебивает опасения перед служителями закона.

- Не совсем верно считать это адреналиновой наркоманией. Конечно, есть те, кто сознательно рискует ради самого риска, но это больше паркур, городская акробатика. Хотя, скорее всего, и там есть «подводные камни». Спроси любого экстремала, и только единицы согласятся с тезисом про «наркоманию», остальных притягивает что-то другое.

- Тогда как ты называешь свое увлечение?

- Скорее, это «руфинг». Не в классическом понимании, когда ребята просто заходят на крышу через чердак и сидят там вечерами, наблюдая за закатом. Короче, это не романтика и не тусовка. Я с детства тянулся к разным гаражам, заброшенным зданиям. Вот и переродилось это все в индустриальный туризм. Серьезно, даже бывая в другом городе, я половину времени трачу на обычные походы по достопримечательностям, а остальное время лазаю по заброшенным заводам, аномальным зонам и прочему.

- Вспоминается целое движение молодежи, которое после прочтения нескольких книг серии «S.T.A.L.K.E.R.» бросились покупать фонарики и спускались в подземелье.

- И это тоже. Исследование затягивает, если один раз получаешь кайф, то повторяешь, ищешь новый объект, облазив его, переходишь на следующий. В Саратовской области я, кажется, был уже везде. И подземные бункеры, и старые катакомбы, и бомбоубежища. Но ключевое удовольствие получал только на крышах разрушенных заводов и зданий. Может быть, еще в недостроенных помещениях есть такое, но ведь слишком просто – нужно всего лишь подняться по лестнице. А если забираешь на завод в Энгельсе или в закрытых зонах  сердце щекочет. Там внизу полно охраны, где-то даже собаки есть. А ты ползешь по узкой трубе наверх и боишься посмотреть вниз. Один раз взглянешь - и все, ноги и руки сковывает. А ползти надо.

- Так весь смысл в этом напряжении?

- Смысл в том, что ты смог, ты забрался. Ты пересек границу. А ночной вид с высокого здания, с крыши — это классно, хорошо, удивительно, не знаю, как еще. Ты сделал дело, получил приз. Но впереди еще один путь, нужно спуститься. А возвращаться назад порой сложнее, чем лезть вверх. Да еще без страховки.

- Ты специально так поступаешь? Специально действуешь в обход закона? Ведь наверняка есть способы договориться с управляющими компаниями или жильцами дома?

- Способ есть, но тогда я за пару лет побывал бы на десятке крыш, не больше. А так я просто забираюсь на козырек подъезда и лезу дальше по водосточной трубе. Это не показуха, ты не подумай. Просто я ненавижу чиновников всех мастей. Что такого противозаконного, опасного в том, что я постою на крыше полчаса и спокойно пойду дальше? Я понимаю, когда разгоняют пьяные компании, наркоманов, прочие социальные слои неблагополучные. Но что я делаю такого?

- Как минимум путешествия по трубе?

- Я рискую собой, это мой выбор. Не нужно мне мешать, вот и все. Это мой кайф, и никто его у меня не отберет.

Цветные картинки
руферы 2.jpg
Не все любят просто смотреть на крыши сверху, да еще рискуя жизнью. Для кого-то поверхность дома становится специальной площадкой для реализации творчества. Олег Елкис, известный саратовский фотограф, предпочитает мирные решения для проникновения на крышу.

- Почему тебя привлекают кадры, сделанные с такой высоты?

- Если ты снимаешь фотографии не для галочки, то ты стремишься показывать необычный взгляд на вещи. Один из способов — попробовать выбрать необычный ракурс для уже привычных вещей. То есть, скажем, взять двухметровую стремянку, выйти на проспект Кирова и снимать с неё кадры  уже будет очень необычно. Ну а съемки с крыш — это как крайнее проявление, взгляд на город и какие-то отдельные его элементы под непривычным углом. Плюс к тому, сверху зачастую открывается более удобный обзор: то, что с земли видится частями, можно разглядеть целиком. Например, улица Чернышевского. Она несильно, но извивается, а на фото это видно отчетливо.
Бытует мнение, что на крышу фотографы забираются, чтобы избавиться от картинки грязи, в которой погребен город. Это заблуждение. Грязь можно найти везде. 
 
- Как ты попадаешь на крышу?

- Легально-официально: выхожу на управляющие компании, владельцев офисов, имеющих выход. Есть несколько «дежурных» точек, где доступ есть вполне легально, скажем, недостроенные или брошенные здания. Настоящих «руферов» ничего не останавливает  они прорываются через охрану, срезают замки и прочее, но у них немного другие цели и задачи, им важен сам факт попадания на крышу.

- Тратишь много времени на это увлечение?

- Обычно всегда стремлюсь попадать в режимное время, т.е. где-то часа три съемки выходит. А потом анализ и обработка. Бывает как - сделал кадр, свет поменялся, приходится снова делать. А уже дома просматриваешь, что получится лучше.

- Как происходит процесс выбора композиции кадра, да и сам выбор крыши?

- Когда попадешь на какую-то точку  начинаешь присматриваться: вот здесь интересный передний план, задний есть, можно так снять и т.п. Плюс стараюсь отталкиваться от света. Тут нет каких-то общих алгоритмов, типа «вот здесь надо правило третей применить, а тут диагональную композицию построить». Приходишь  начинаешь снимать-пробовать, входишь в рабочее состояние, обычно к этому же времени дожидаешься подходящего света - ну а дальше как пойдет. Может получиться, что за все время съемки ни одного интересного кадра.

- Ты делал снимки с высотки «Елена», как впечатления?

- Самое высокое здание, достаточно скучное. Очень высоко, только общие планы и интересны.

- С каких крыш ты хотел бы поснимать?

- С любой более-менее высокой. Даже если бы у меня был неограниченный выбор — я все равно бы использовал любую возможность.

Это просто отдых
Руферы1.jpg
Юрий, 25-летний оператор московского телевидения. В Саратове бывает часто и с удовольствием. Для него крыша — это скорее отдушина среди насыщенных, но все же унылых будней.

- Для меня крыши – это своеобразный отдых. Моя работа предполагает постоянное движение, встречи с людьми. Дома  или родители, или жена. Вспомни, когда ты последний раз оставался в одиночестве, когда просто сидел и отдыхал, не думая. Я выбираю заброшенные, недостроенные многоквартирные дома. В центре Саратова таких несколько. Доступ туда либо вообще свободный, либо просто стоит забор, через который легко перепрыгнуть.

- И чем ты занимаешься на крышах?

- Стандартный набор для теплого времени года 
 это ноутбук, бутылочка холодного напитка, по настроению либо чай, либо пиво. По сути если  то это все. Я просто поднимаюсь по лестнице, сажусь на рюкзак, на ноуте включаю любимую спокойную музыку и пялюсь на окружающий пейзаж. Меня никто не видит, я вижу всех. Смотрю, какая красивая у нас Волга, как люди спешат на остановку. Мне нравилось это делать после работы. Быстро добегаешь до ближайшей крыши, а потом отдых. Или встреча с сотрудниками полиции. Знаменитая в Саратове «заброшка» на Мичурина, оказывается, охраняется бдительными бабушками.

- Забирали с крыши в отдел?

- Практически. Время часов семь, классный летний вечерок. Я на крыше, с бутылкой темного, хочу почитать книгу. Проходит полчаса, поднимаются двое в форме. И видят картину  идит парень, прислонившись к недостроенной стене, читает Пелевина, допивает напиток. Ваши документы, все такое. Говорят, бабушка из соседнего дома сообщила, что наркоманов полно на крыше. Я им пива предложил, отказались. Говорят, на службе нельзя. Попросили спуститься, отвезли до центра.

- А не хочешь поменять вид отдыха? Пейзажи красивые есть в других местах.

- Не хочу. Мне нравится город, я вообще люблю «урбан». Но если иногда не быть одиноким, то можно и с ума сойти. Поэтому крыши. Они ведь всегда притягивали молодежь.

Теги: интервью, Саратов, экстрим, руферы




КОММЕНТАРИИ
 
 Авторизуйтесь через соц.сеть, если хотите оставить комментарий (регистрация не требуется). КОММЕНТАРИИ:

Пока комментариев нет. Хотите быть первым?
 
 
 

saratov.ru Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-46607 от 16.09.2011 г.
При полном или частичном копировании материалов ссылка на сайт обязательна.

Яндекс цитирования  Статистика посещений портала Saratov.ru
#